В глубине руду искали…

Ольга Шишанова

Каково сегодня состояние казахстанской геологии? Как идет поиск полезных ископаемых и открываются ли новые месторождения? Об этом журналисту “НП” удалось узнать в ходе познавательного пресс-тура на Краснооктябрьский участок в Костанайской области, где АО “Казгеология” проводит поисковые работы цинковых руд

Как известно, экономика сегодняшнего Казахстана напрямую зависит от реализации углеводородов и других полезных ископаемых. Вот и АО “Казгеология” проводит геологоразведочные работы в Костанайской области — поиски цинковых руд идут вблизи Краснооктябрьского рудного поля. Сам проект обусловлен тем, что недалеко от упомянутого места находится уникальное цинковое месторождение Шаймерден, знаменитое по содержанию искомого цинка — 27 процентов. Напомним, что промышленное содержание цинка в рудных месторождениях, которые разрабатывают в Казахстане, составляет всего лишь два процента. При этом основным мотивом поиска цинковых руд в этом месте служат геологические факторы, такие как географическое местоположение — непосредственная близость от Краснооктябрьского рудного поля — всего в 15 километрах и стратиграфический фактор — Соколовская свита Валерьянской фации (фация — пласт или свита пластов, отличающихся на всем протяжении одинаковыми литологическими свойствами). По словам геолога Марата Абултаева, специалиста с 40-летним стажем работы в геологоразведочной отрасли, это участок площадью 130 квадратных километров, на котором методика геологоразведочных работ состоит из рекогносцировочных маршрутов, магнитной разведки, бурения колонковых скважин глубиной 60 метров и последующих геофизических исследований.

“Проект рассчитан на три года, работы ведут уже второй год, отработали больше половины заложенных погонных метров. И пока можно говорить о положительных результатах изысканий, основной объем которых пусть не очень велик, но позволяет надеяться на то, что на этом месте все-таки будут найдены цинковые руды”, — говорит Абултаев.

Цена проекта — 350 миллионов тенге, стоимость погонного метра бурения составляет около 20 тысяч тенге, проведение одного анализа — две тысячи тенге, причем обычно проводят сразу три вида анализов. Это спектральный, спектральный на 42 элемента, золотометрический и химический на основные элементы. Поиски которых как раз и проводятся в этом случае на цинк и на свинец.

Между тем общая площадь Костанайской области, где сосредоточена едва ли не основная часть твердых полезных ископаемых республики, известных еще с советских времен, составляет 195 тысяч квадратных километров, и основная геологическая структура здесь — Тургайский прогиб, примыкающий к Восточному Зауралью. Именно здесь располагаются основные запасы железа (92 процента всех запасов, что состоят на учете у государственной комиссии) и бокситов (98 процентов запасов). Многие из этих балансовых запасов, к слову, выявили еще в советское время.

И потому, вспоминая о советской геологии, хотелось бы отметить, что в свое время ее признали априори лучшей в мире и по кадрам, и по методике разведки, и по открытиям, и по географическим данным, и по спектру полезных ископаемых.

Если же говорить о геологии казахстанской, то субъективно, считает Абултаев, она сегодня одна из лучших, а по качеству проведения геологоразведочных работ ситуация, может быть, обстоит даже лучше, чем в России.

“То, что сегодня в Казахстане по-прежнему проводят геологоразведочные работы, во многом следствие того задела, что сделали в геологии в советское время. Хотя в период независимого Казахстана тоже уже сделали очень крупные серьезные открытия”, — подчеркивает геолог. Например, это Варваринское месторождение золота с запасами в 100 тонн. Там же, на этом месторождении, присутствует и медь. Кроме того, открыли Шевченковское месторождение кобальта и никеля.

И пусть казахстанская геология сегодня, повторим, стоит на той базе, которую заложили в советскую эпоху, это помогло сохранить и традиции, и методы работы того времени.

А гордиться было чем. Несмотря на то, что геологическая отрасль, столь важная для Казахстана, да и для всего Союза в целом, формировалась большими усилиями и трудом специалистов на протяжении нескольких десятков лет прошлого века, особенно в 40-50-е годы, ее расцвет пришелся как раз на вторую половину столетия. Тем более что для такой республики, как Казахстан, отбирали лучших геологов по всему СССР. Успех превзошел все ожидания — в Казахстане открыли крупнейшие месторождения полезных ископаемых. Уголь и золото, нефть и уран по своим запасам на тот момент могли соперничать с мегаразработками геологоразведки мировых держав. Более того, до распада СССР в Казахстане было свое Министерство геологии, а при производственных организациях — свои научно-исследовательские институты. Ведь геология — это не только разведка полезных ископаемых, это изучение состава и строения природных тел и земли в целом, многочисленных и разнообразных процессов на поверхности и в ее глубинах, это история развития планеты и даже составление географических карт. Не случайно при Министерстве геологии КазССР также создали целых три НИИ: нефти и газа, геофизики и Институт минерального сырья. О том же, насколько большое значение придавали в целом всей отрасли и геологической науке в частности, говорит хотя бы тот факт, что на геологию Казахстана работали восемь (!) головных всесоюзных институтов.

Сейчас Северный Казахстан — это добыча железа, бокситов, 100 процентов технических алмазов (месторождение Кумдыколь под Кокшетау). В Казахстане также находится действующее до сих пор и одно из известных ураноносных месторождений мира — Касачевско-Грачиный узел. Сто процентов асбеста сегодня добывают на Жетыгаринском карьере Костанайской области, а попутно — на Соколовско-Сарбайском месторождении, где нашли самородное серебро, открыли и месторождение нефрита — 260 тонн. К слову, Соколовский и Сарбайский карьеры в городе Рудный сегодня основные по добыче магнетита.

Нур-Султан — Костанай — Рудный — Нур-Султан

http://www.np.kz/world/25728-v-glubine-rudu-iskali.html