Метановая перспектива Казахстана

Метан как новый энергоноситель может изменить перспективы развития угольного региона страны.

Несмотря на развитие альтернативных источников энергии, ископаемые виды топлива лидируют в мировом энергопотреблении. Но в последние годы рынок углеводородов оказался в эпицентре геополитического противостояния, стал объектом экономических санкций и ограничений. 

Это подтолкнуло развитые страны ускорить промышленное освоение альтернативных источников, среди которых на особом счету сланцевый газ и метан угольных пластов, во многом схожие с природным газом.

Сложно назвать метан угольных пластов новым ископаемым на территории Карагандинской области, но как «полезное ископаемое» мы его рассматриваем совсем недавно. Этот газ – наше прошлое, настоящее и будущее. И если раньше он был источником повышенной опасности при добыче угля, то свое светлое завтра мы рассматриваем только с точки зрения пользы от добычи метана.

Наш опыт

Опыт дружбы с рудничным метаном у казахстанских угольщиков небольшой, потому и этот раздел короткий. Но этот опыт есть. И он положительный.

Извлекать выгоду из сопутствующего газа при добыче угля – идея не новая. На шахтах «АрселорМиттал Темиртау» (АМТ) уже второй десяток лет работают три котлоагрегата, вырабатывающие энергию путем сжигания метана, – один на шахте Абайская и две установки на шахте им. В. И. Ленина. Газовое оборудование разработано и смонтировано в 1999–2000 годах силами своего управления «Спецшахтомонтаждегазация». Мощность каждого котлоагрегата составляет 10 Гкал, эксплуатируются они по сей день с момента установки.

Естественно, главное их преимущество перед традиционными угольными котельными – экономическое: затраты на обогрев помещений уменьшились в разы. При использовании метана в качестве топлива значительно снижаются и вредные выбросы в атмосферу. Он при горении практически не образует побочные продукты.

Метан используется в наших котельных напрямую, без промежуточной переработки, в добываемой доле концентрации.

Были ли эти отечественные метановые установки первыми в мировой практике добычи метана, сказать не могу, но в вопросах дегазации карагандинские шахты были первопроходцами. Именно карагандинские горняки первыми дегазировали угольные пласты. Начало было положено еще в середине 1950-х годов. А в 1961 году, впервые в мире, на одной из шахт Карагандинского угольного бассейна были осуществлены опытные испытания заблаговременной дегазации шахтного поля с обработкой пластов методом гидравлического расчленения.

Возможно, повышенная газообильность пластов Карагандинского бассейна, отрицательно сказывавшаяся на безопасности труда горняков, сыграла свою роль. Ведь это один из существенных факторов риска в процессе эксплуатации шахт. Как правило, содержание метана растет с увеличением глубины залегания угля. Именно поэтому риск аварий, связанных со взрывами на шахтах, нарастает по мере выработки пластов угля нижнего залегания.

Мировая практика извлечения метана

Газ угольных пластов во всем мире до недавнего времени считался вредоносным и опасным попутчиком каменных углей, добываемых закрытым способом. Промышленная добыча рудничного метана началась в США в начале 1980-х годов. В 2000 году в США было добыто 40 млрд м³ метана угольных пластов, что составляло 7% суммарной добычи газа в стране.

Добыча метана из угольных пластов значительно отличается от добычи природного газа – как по технологии, так и по трудозатратам. И стоимость условной единицы метана, добываемого из угольных пластов, пока еще выше природного газа в несколько раз. Но разработка метана как альтернативного источника энергии набирает обороты, и технологии совершенствуются.

Мировой метановый опыт молод, и пока он нас интересует с точки зрения потребителя, желающего освоить эту отрасль. Лидеры-газодобытчики, такие как Китай, Германия, США, Польша, заинтересованы в активном участии, сотрудничестве и инвестировании в казахстанскую экономику. Поэтому на наших промышленных выставках мы часто встречаем оборудование по извлечению рудничного метана и его переработке.

Казахстан по ресурсам угольного метана входит в десятку ведущих стран мира. Карагандинский угольный бассейн (контрактная территория АО «АрселорМиттал Темиртау»), по предварительным подсчетам, содержит около 490 млрд куб. метров метана на глубине 1 500 м и около 500–550 млрд куб. метров на глубине 2 000 м! Объем этот, правда, необходимо подтвердить, но верифицированная цифра не станет намного меньше или больше. Сюрпризы и подводные камни (скорее, подземные камни) не в количестве, а в качестве.

Газоносность угольных пластов в Карагандинском угольном бассейне – самая высокая в мире (15–35 куб. м/т). К примеру, месторождение Уотерберг (Южная Африка) имеет показатель газоносности 3–5 куб. м/т; в бассейнах США – Сан-Хуан (5–12 куб. м/т) и Уоррирор (8–12 куб. м/т) – он выше, но все равно ниже наших.

http://metalmininginfo.kz/archives/6134