Недропользователи опасаются прихода спекулянтов на рынок

При этом Казахстан занимает одно из последних мест в мире по уровню инвестиций в геологоразведку

0
32

Казахстану как воздух необходимо открыть рынок для иностранных компаний, которые могли бы вести геологоразведку и добывать качественное сырье, залегающее глубоко в земле. В настоящее время страна по данному показателю уступает африканским странам, где работают преимущественно китайские инвесторы. К тому же, наша страна занимает одно из последних мест по инвестициям в геологоразведку — 7 долларов на один квадратный километр. Эту ситуацию призван изменить новый проект Кодекса «О недрах и недропользовании». Об этом в Мажилисе Парламента, презентуя Кодекс перед депутатами, заявил вице-министр по инвестициям и развитию (МИР) РК Тимур Токтабаев.

Тимур Токтабаев заметил, что необходимость принятия Кодекса продиктована стоящими перед отраслью вызовами на современном этапе. Существующий геологический потенциал Казахстана, в основном, был наработан в советский период благодаря системным геологическим исследованиям перспективных территорий. Получив в наследие более тысячи готовых месторождений, был обеспечен приток инвестиций в недропользование, в результате чего более 90 % открытых месторождений отрабатываются инвесторами. Вместе с тем, восполнение минерально-сырьевой базы в полной мере не проводилось. Это связано со сложной процедурой оформления права на недропользование, которая была оправдана на начальном этапе развития отрасли. Но эта модель исчерпала себя в текущих условиях рынка. Без принятия незамедлительных мер по улучшению инвестиционного климата в недропользовании в среднесрочной перспективе это приведет к угрозе нехватки качественного сырья для обеспечения нужд отечественных предприятий.

«Если привести цифры, то выглядит это следующим образом. В Казахстане объем инвестиций в геологоразведку в пересчете на 1 квадратный километр составляет всего 7 долларов США. В Австралии — 167 долларов, в Канаде — 203 доллара. Казахстан по размерам затрат с одного квадратного километра отстает от стран-лидеров в 20 и более раз. Нам необходимо срочно привлекать инвестиции именно в геологоразведку. А без приведения законодательства в соответствии с лучшей мировой практикой достичь этой цели не удастся. Поэтому проведя исследование лучшего международного опыта с привлечением зарубежных экспертов Всемирного банка и ОЭСР, была выбрана западно-австралийская модель регулирования в сфере твердых полезных ископаемых (ТПИ). Эта модель применяется странами входящими в топ-стран по привлекательности горно-рудной деятельности таких как Австралия, Чили, Канада и другие», — разъяснил Тимур Токтабаев.

Он упомянул также, что в новом Кодексе о недрах предусмотрены гибкие и либеральные механизмы, стимулирующие приход иностранных инвесторов на казахстанский рынок. Так, регулирование процедур закупок товаров, работ и услуг переводится в законодательную плоскость и более не вытекает из контрактов — аналогично по финансированию, обучению и затратам на так называемые научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы(НИОКР). А в сфере ТПИ создаются условия для саморегулирования процесса закупок товаров, работ и услуг между недропользователями и отечественными товаропроизводителями на паритетных началах.

Требование по местному содержанию устанавливается согласно требований ВТО — по товарам они отсутствуют, по работам и услугам составляют не менее 50 %. При этом текущие требования сохраняются до 2021 года во всех контрактах. Главное, что расходы на социально-экономическое развитие региона остаются только для добытчиков углеводородного сырья и урана, а в сфере твердых полезных ископаемых переводятся в арендные платежи недропользователей. Ставки определяются в Налоговом кодексе и оплачиваются ежегодно.

«Одной из ключевых проблем действующего закона „О недрах“ является непрозрачность процедур выставления участков недр для предоставления права недропользования. У инвесторов нет понимания относительно того, когда и в какие участки недр они смогут инвестировать средства — в разведку и добычу в среднесрочной перспективе. Для обеспечения прозрачности и предсказуемости государственной политики в части предоставления права недропользования в проекте Кодекса предусмотрено принятие специальной программы. Это программа управления государственным фондом недр, в котором будут закреплены направления развития отрасли и перспективы предоставления участков для недропользователей», — рассказал Тимур Токтабаев.

Однако у исполнительного директора Республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Николая Радостовца возник вопрос: не приведут ли некоторые положения нового Кодекса о недрах к приходу на казахстанский рынок иностранных спекулянтов, которые будут вести себя на рынке полезных ископаемых не как долгосрочные инвесторы, а как желающие снять быструю маржу компании.

«Действующие компании, которые имеют обязательства на территории Казахстана и по комплексному использованию рудного дела и по социальной ответственности в регионе и другим вопросам, в том числе налоговым, им оказывается сейчас недостаточно комфортно в условиях тех нововведений, которые предусмотрены в обсуждаемом кодексе о недрах. Нужны защитные меры, потому что на самом деле мы ожидаем спекулятивный эффект от открытия рынка и такого предоставления права на разведку и права на недропользование. Потому что те квалификационные требования, которые предусмотрены, их мне кажется недостаточно. Мы видим на примере таких стран как Монголия, где раздали лицензии, а инвесторов нет. И право свободного выбора лицензий, право получения лицензий, оно чересчур, на наш взгляд, облегчено в этом проекте Кодекса. Мы бы хотели услышать — есть ли у нас еще комплекс каких-то защитных мер, которые мы могли бы поставить. И здесь уже в Парламенте обсудить, чтобы не допустить спекуляций и удерживания несостоятельными „пришельцами“, новыми лицензиарами, которые придут на наши недра», — задал вопрос Николай Радостовец.

ем не менее, вице-министр по инвестициям и развитию Тимур Токтабаев все же сместил акценты в сторону открытого рынка и новых либеральных правил прихода инвесторов.

«Сейчас самое красноречивое — это тот рейтинг, который Казахстан занимает по недропользованию. Мы на последних местах находимся: у нас 97−98 % по наиболее востребованным полезным ископаемым законтрактовано — да, по ним добыча идет, налоги поступают. Но как долго это продлится? Ведь нам нужно восполнять свою минеральную сырьевую базу. Во всем мире государство само не восполняет минерально-сырьевую базу — это очень дорогая и высокорискованная сфера. Она всегда отдается на откуп инвесторам. Но инвесторы сейчас в геологоразведку вообще неохотно идут. Мы проводили аукцион и из 100 участков, только 30 участков люди берут. Сегодня по состоянию на 2017 год после того как проведено более 10 конкурсов, практически все месторождения с утвержденными запасами нашли свои контрактодержателей. Поэтому, сейчас нет ничего страшного в том, чтобы подходить более либерально к допуску недропользователей», — объяснил Тимур Токтабаев.

Вице-министр по инвестициям и развитию пояснил, что даже если новый инвестор придет и начнет искать месторождения, к добыче он приступит не раньше чем через 7−8 лет. А через 7−8 лет с учетом нынешних реалий конъюнктура может сильно поменяться.

«Государство заинтересовано в росте затрат на геологоразведку в разрезе каждого квадратного километра для того, чтобы быть конкурентоспособным. Сегодня китайские инвесторы находятся во всех странах Африки без исключения, потому что там содержание полезных ископаемых в 2 и более раз лучше, чем в Казахстане. Поэтому у нас очень жесткая конкуренция на внешних рынках. Наше сырье с низким содержанием — да, запасы большие, но низкое содержание полезных веществ, отсюда экономика хуже. К тому же, мы не имеем выхода к большим морям, у нас имеются проблемы с транспортировкой, а потому нам уже сейчас нужно находить более качественное сырье. А качественное сырье идет с глубины, а глубина — это всегда большие затраты», — констатировал Тимур Токтабаев.

Подпишитесь на Qazgeology в Facebook и будьте в курсе геологии Казахстана и мировой промышленности без