«Отчетность по конечным бенефициарам недропользования будет опубликована в мае» часть 1

0
106

«Отчетность по конечным бенефициарам недропользования будет опубликована в мае»

С середины сентября в стране было выдано около 30 лицензий на геологоразведку по принципу «первый пришел – первый получил». Однако многие потенциальные инвесторы говорят о трудностях одобрения их заявок на разведочные блоки из-за непростых процедур и требований. Чтобы прояснить ситуацию, abctv.kz в интервью с директором Департамента недропользования Министерства индустрии и инфраструктурного развития Русланом Баймишевым поднял вопросы о процессе становления правил игры в недропользовании.

– Руслан, видите ли Вы коллизии в Кодексе о недрах и НПА, о которых говорят юристы? Один из разработчиков кодекса, Тимур Одилов говорит, что будут процедурные поправки.

– В Кодексе о недрах и недропользовании как таковых коллизий сейчас мы не видим, они отсутствуют. Однако есть отдельные вопросы, которые требуют более детального урегулирования. Прежде всего, это связано с переходным периодом для контрактов на недропользование, которые регулировались утратившим силу законом о недрах и недропользовании с 2010 года. Разрабатываемые поправки являются больше редакционными и уточняющими. Завершение работ по данным поправкам планируется в течение текущего года.

– То, что в спешке делалось более 120 подзаконных актов для Кодекса о недрах, какие-то недоработки из-за этого были?    

– Как таковой «спешки» не было, сроки разработки подзаконных НПА определены законодательством. Все подзаконные акты в реализацию Кодекса о недрах проходили обязательный процесс согласования с заинтересованными государственными и местными исполнительными органами, а также аккредитованными субъектами частного предпринимательства, в том числе с Национальной палатой предпринимателей, Ассоциацией горно-металлургических предприятий. При разработке и согласовании подзаконных актов мы старались исключить возможность возвращения к старому режиму регулирования отрасли на подзаконном уровне, как это часто бывает при принятии нового законодательного акта. Я думаю, у нас это получилось. Однако есть вопросы в некоторых подзаконных актах, которые требуют отдельного внимания. Эти вопросы не относятся к противоречиям или коллизиям в подзаконных актах, а являются больше оптимизирующими. Например, есть вопросы касательно обеспечения исполнения обязательств по ликвидации операций по разведке полезных ископаемых. При разработке соответствующего подзаконного акта мы руководствовались общемировой практикой. Однако на стадии согласования юристы предложили оптимизировать определение размера обеспечения за один блок, и в итоге получилось, что за один блок обеспечение составляет 7200 МРП, умноженных на 10% на весь срок действия лицензии, то есть шесть лет. Однако данный подход не предусматривает случаев, когда недропользователь завершает разведку, допустим, в течение двух лет, и другое.

– Там же ликвидация более 1000 кубов, если вынута горная масса, нет разве? Или уже такого нет?

– Кодексом о недрах установлен либеральный подход к предоставлению права недропользования, но, в свою очередь, достаточно ответственный к вопросам обеспечения ликвидации. Так, процедурно заявитель подает документы на лицензию. В течение 10 рабочих дней компетентный орган рассматривает заявление и в случае соответствия всех документов оформляет и выдает заявителю лицензию. После получения лицензии заявитель обязан разработать и согласовать проектные документы, а также внести обеспечение и план ликвидации. Инструкции по составлению плана ликвидации и методика определения размера обеспечения за один блок утверждены приказами министра. В случае извлечения горной массы на участке разведки в объеме, превышающем тысячу кубических метров, недропользователю необходимо предоставить дополнительное обеспечение, покрывающее стоимость ликвидации последствий дополнительных работ по извлечению горной массы. Таким образом, сумма обеспечения ликвидации последствий операции по недропользованию в большинстве случаев достаточно высокая.

 

– Это большой барьер для входа на рынок, как Вы считаете?

– Есть инвесторы, которые занимаются точечной разведкой, берут участок разведки от двух до шести блоков. В данном случае размер обеспечения приемлем. Но в то же время есть крупные компании, где инвесторы хотят брать сразу до 200 блоков за одну лицензию, и тогда размер обеспечения существенный.

 – Тимур Одилов говорит, что это примерно до миллиона долларов.

– В соответствии с кодексом исполнение недропользователем обязательства по ликвидации может обеспечиваться гарантией, залогом банковского вклада и (или) страхованием. Указанный подход использован на основе мировой практики. К примеру, в Чили из-за отсутствия четкого механизма ликвидации сегодня имеется более 500 неликвидированных рудников. Государству Чили критически не хватает бюджетных средств на ликвидацию данных рудников.

 – Говорят, что в США и Австралии больше таких – под 50 тысяч.

– Я о таких цифрах не знаю. Просто есть негативный опыт в мире, когда инвесторы берут участки, потом ничего не ликвидируют, и государство остается с этой нерешенной проблемой. Инвесторы уходили, и привлечь их к ответственности или заставить выполнить работу по ликвидации не представлялось возможным. В то же время в мире идет борьба за инвестиции, поэтому нельзя устанавливать большие ставки на обеспечение ликвидации в целях сохранения благоприятного инвестиционного климата. Нужно найти эту золотую середину, которая будет устраивать и государство, и инвестора. Еще раз отмечаю, что все подзаконные акты приняты и уже действуют. Во внесении изменений в данные подзаконные акты с учетом сложившейся практики я ничего страшного не вижу. Как Вы знаете, даже в закон о недрах вносились поправки более 20 раз.

– Закон о недропользовании менялся через каждые два-четыре года или нет?

– Не было какой-либо схемы. Имеется в виду, что это процесс нормальный, жизненный, это не показатель того, хорошо или плохо написан закон. Так было всегда, принимается законодательство, оно эволюционирует с развитием экономики, технологий и так далее. Революционное законодательство уже принято, теперь эволюционно будут упорядочиваться те или иные процедуры. Кодексом предусмотрен переходный период по контрактам на недропользование, также добавился лицензионный режим предоставления права недропользования. Таким образом, объем работы у нас увеличился.

– Есть ли проблемы в предоставлении банковских выписок при подаче заявок на лицензию? Там, говорят, не просто должна быть выписка, а какое-то время там должны лежать деньги на счете. Потом еще в день подачи заявки ты должен получить справку банка, но если ты в Мангистау условно находишься, то проблемы могут быть.

– Вот это я согласен. Еще на стадии разработки кодекса отраслевые организации в лице НПП, АГМП стремились избежать дисбаланса и не допустить на рынок непрофильные компании. Поэтому ими были предложены минимальные квалификационные требования, минимальные обязательства. И в кодексе предусмотрены эти требования. Заявка на лицензию приходит, и, если она соответствует установленным в кодексе требованиям, министерство обязано выдать лицензию, если не соответствует – министерство обязано вернуть заявку. Мы понимаем, что процесс всегда будет под пристальным вниманием, он будет аудироваться, и мои коллеги понимают эту ответственность. В кодексе четко прописаны варианты подтверждения наличия у заявителя финансовых возможностей, одним из которых является выписка об остатке и движении денег в банке второго уровня, подтверждающая постоянное наличие (остаток) денег в течение одного месяца, предшествующего дате подачи заявления на выдачу лицензии. Сумма должна быть достаточной для покрытия требуемых минимальных расходов на разведку в первый год действия запрашиваемой лицензии. Исходя из буквального толкования, получается, что действительно необходимо получать справку за день до подачи заявки, чтобы в этой справке был указан каждый день движения по счету. В принципе, мы увидели, что проблемы есть в понимании нормы, создали специальный раздел на сайте министерства «Часто задаваемые вопросы», там же разместили такие примеры. Также есть отдельная презентация на сайте, на что нужно обращать внимание при подаче заявки на лицензию.

– У вас получается выдерживать 10-дневный срок на рассмотрение заявок на лицензии? Хватает ли у вас для этого сотрудников или вам нужно штатное расширение?

– Хороший вопрос. Вопрос о расширении штата мы, конечно, ставили и ставим. Мы говорим, что нельзя просто сделать реформу в отрасли, не реформировав компетентный орган. Пока что у нашего управления, которое раньше занималось предоставлением права недропользования и проведением аукционов, сейчас двойная нагрузка, связанная с тем, что к контрактному режиму добавился еще лицензионный режим. Мы, конечно, направляем соответствующее предложение о необходимости увеличить численность, чтобы не было проблем с исполнением документов в срок. Вместе с тем мы ожидаем автоматизацию этих процессов через Национальный банк данных. Тогда человеческий фактор будет минимизирован, и система сама будет автоматически генерировать эти лицензии. Но пока работаем в ручном режиме. Фактов просрочки еще не было.

 

– По Национальному банку данных (НБД), говорят, только в следующем году закончат. Я так понял, что в президентских «100 шагах» было заложено, что в прошлом году должны были закончить НБД. Нет разве? В 2015 году как закладывали?

– В 75-м шаге указана интерактивная карта. С 2015 года проводится большая работа по обеспечению доступности геологических данных и недропользования. За этот период создана интерактивная карта, которая ежегодно развивается, электронная картотека геологических отчетов, опубликована «Изученность». В дальнейшем все эти системы войдут в НБД, и соответствующая работа проводится АО «Казгеология». Кроме того, предусмотрено создание лабораторий, чтобы лабораторные исследования геологических проб проводили на территории нашей республики, а не вывозили за рубеж.

 Продолжение