Геологическое изучение недр Казахстана: современное состояние и перспективы

0
23
Прошедшие десять лет независимости Казахстана стали временем необратимых перемен для отечественной геологической службы. За этот период подверглись кардинальному реформированию не только система финансирования геологической отрасли и законодательная база недропользования, но и сменилась форма собственности практически всех горнодобывающих предприятий республики. После выхода Казахстана на мировые рынки сырья изменились и наши взгляды на казавшиеся некогда громадными запасы полезных ископаемых.
Современное состояние минерально-сырьевой базы Казахстана во многом является результатом геолого-промышленной политики бывшего СССР. В те годы перед советской геологической службой ставилась задача полного обеспечения народного хозяйства отечественным сырьем. В развитии МСБ преобладали экстенсивные тенденции. Значительные средства вкладывались в изучение крупных объектов с бедными рудами, освоение которых требовало больших капиталовложений. Это было возможно лишь в условиях замкнутого рынка, за счет концентрации и перераспределения отраслевых средств и поддержки горнодобывающих предприятий посредством системы льготных цен и тарифов. Одновременно, с целью выполнения государственных планов по приросту запасов, необоснованно детально разведывались небольшие и сложные по геологическому строению месторождения. Нередко, в условиях жесткого разделения труда в минерально-сырьевом комплексе СССР и искусственно низких транспортных тарифов, перерабатывающие предприятия строились на значительном удалении от их сырьевой базы.
В условиях экономической самостоятельности и рыночных преобразований эти деформации в структуре МСБ и перерабатывающего комплекса Казахстана заметно обострились. Так, оказались не полностью востребованными промышленностью значительные разведанные запасы бедных свинцовых руд Каратауского района Южного Казахстана. В результате чего крупный Ачисайский полиметаллический комбинат остался без качественного сырья, а бывший Шымкентский свинцовый завод вынужден работать на 10% своей мощности. Не выдержали конкуренции на внешнем рынке предприятия, осваивающие крупные разведанные запасы низкокачественных руд редких металлов (тантал, ниобий, вольфрам, молибден) в Восточном и Центральном Казахстане. В результате распада внутрисоюзного сырьевого рынка оказались без сырья Усть-Каменогорский титаномагниевый комбинат и заводы по выпуску редкоземельной продукции. Не соответствуют современным рыночным требованиям огромные разведанные запасы бедных (0,4%) медно-порфитных руд, которые ранее считались перспективной сырьевой базой крупнейшего в СССР Балхашского медеплавильного завода.
Сегодня Казахстан коренным образом меняет подход к экономической оценке своих месторождений, общей оценке состояния минерально-сырьевой базы и выбору приоритетных направлений геологических исследований. Государственный баланс запасов полезных ископаемых приводится в состояние, отвечающее строгим экономическим критериям и мировой практике учета запасов. МСБ оценивается, в первую очередь с точки зрения достаточности для удовлетворения существующих и перспективных потребностей казахстанской промышленности, а также с учетом возможного выгодного экспорта сырьевой продукции. Геологические исследования направлены на выявление дефицитных видов сырья и развития сырьевых баз, приоритетных для отраслей казахстанской экономики.
По общепринятому мнению, Казахстан продолжает оставаться наиболее перспективным регионом для выявления новых месторождений на постсоветском пространстве. Это подтверждается результатами работ как последнего десятилетия, так и более раннего времени. В Восточном Казахстане, где поиски, разведка и эксплуатация месторождений ведутся более 200 лет, выявлены крупные месторождения полиметаллических руд: Малеевское, Артемьевское и Новолениногорское. Получены крупные приросты запасов золота на Риддер-Сокольном месторождении. Геологи Казахстана смогли в форсированном режиме оценить и разведать три промышленные титановые россыпи (месторождения Обуховское, Шокаш, Сатпаевское) и заложить основу отечественной сырьевой базы для Усть-Каменогорского титано-магниевого комбината. В Центральном Казахстане открыты новые крупные месторождения нефти (Кумколь), угля (Шубарколь) и меди (Жаман-Айбат). В Северном Казахстане разведано месторождение олова Сырымбет и уникальное месторождение технических алмазов Кумдыколь. В этом же регионе завершена доразведка крупнейшего золоторудного месторождения Казахстана – Васильковского. Из последних открытий следует отметить весьма перспективные и нетрадиционные для Казахстана объекты золото-медно-порфировых руд (месторождение Нуказган) и цинковых руд в корах выветривания (месторождение Шаймерден). Кроме того, достоин упоминания факт установления новых типов золотого оруденения: карлинского типа, золота во вторичных кварцитах, а также месторождения золота линейных кор выветривания. Если брать в целом, за истекшие 10 лет в Казахстане открыто по одному объекту свинца, цинка и олова; два объекта марганцевых руд; по пять объектов меди и золота; шесть нефтяных объектов. Все это лишний раз подтверждает достоверность предварительной оценки запасов и обоснованность прогнозных ресурсов казахстанских месторождений полезных ископаемых.
Анализ состояния МСБ свидетельствует, что в целом республика располагает достаточными сырьевыми ресурсами, являющимися рентабельными для их отработки в современных экономических условиях. В результате геолого-экономической переоценки признаны активными запасы 38 месторождений свинца и цинка (88,7% от общих запасов цинка, 66,8% от запасов свинца), 15 – месторождений железных руд (соответственно 26,1%), 46 месторождений меди (58,8%), 90 – собственно золоторудных и 39 комплексных золотосодержащих месторождений (86,0%). Полученные приросты запасов цинка, свинца и золота значительно выше объема их добычи за десятилетний период.
Обеспеченность сырьем железорудной, марганцевой и хромитовой промышленности была и остается весьма высокой (около 80 лет), даже при условии увеличения объемов добычи в 1,5 раза.
В то же время, несмотря на кажущееся благополучие с восполнением минерально-сырьевой базы, необходимо отметить, что приросты запасов получены преимущественно по ряду известных еще с 70-х годов месторождений, проявлений и перспективных площадей. Эти объекты (Шаймерден, Талап, Жаман-Айбат, Варваринское и другие) расположены на значительном удалении от промышленных центров, и вовлечение их в промышленное освоение потребует больших капиталовложений.
Серьезную озабоченность вызывает состояние сырьевой базы медной и свинцово-цинковой отраслей. Значительная часть приращенных в 80-х годах запасов меди месторождений Актогай и Айдарлы, свинца и цинка месторождения Шалкия из-за низкого содержания в рудах полезных компонентов в настоящее время отнесена к неактивным.
На Рудном Алтае, где добывается практически 90% свинца и цинка, за последние годы не выявлено ни одного месторождения, что уже через 10-15 лет может привести к кризису горнодобывающей отрасли этого региона Казахстана.
Принимая во внимание инерционность процесса подготовки месторождений к эксплуатации, весьма актуальной остается задача восполнения сырьевой базы цветных металлов. В период с 1995 по 2000 гг. поисковые работы, проводимые за счет инвестиций в разведку цветных, редких и благородных металлов (исключение составляют местрождения: Узбой и Вера – золото; Сатпаевское – титан), не привели к открытию новых месторождений. В деятельности инвесторов наблюдается стремление решать поисковые задачи неоправданно малыми затратами или замораживать исследования, ссылаясь на неблагоприятную текущую конъюнктуру цен на тот или иной вид минерального сырья. Следует отметить, что по ряду основных видов цветных и черных металлов (золото, полиметаллы, медь, никель, кобальт, железо, марганец и др.) инвестиции в разведку сократились в десятки раз, а по некоторым практически сведены к нулю.
Сегодня, когда ресурсы ранее выявленных перспективных площадей и объектов в значительной степени исчерпаны, все усилия как недропользователей, так и организаций, выполняющих государственный заказ по геологическому изучению недр, должны быть направлены на выявление новых и переоценку ранее признанных неперспективными объектов, которые могут разрабатываться с применением современных нетрадиционных технологий. Положительным примером такого подхода можно считать разведку окисленных цинковых руд месторождения Шаймерден. Ориентация на применение нетрадиционной технологии переработки руд этого месторождения, которые ранее считались нетехнологичными, позволила признать их вполне приемлемыми для получения цинка гидрометаллургическим способом.
Значительным потенциалом для развития МСБ республики обладают обширные территории бывших советских военных полигонов, ранее недоступных для всестороннего геологического изучения. В настоящее время завершаются региональные геологические исследования Чу-Илийского рудного пояса, Сарышаганского и Семипалатинского полигонов. В известных рудных районах также существует перспектива обнаружения новых месторождений нетрадиционных для Казахстана геологопромышленных типов.
Динамика и структура финансирования отрасли из средств республиканского бюджета в 1992-2000 гг. наглядно отражает сокращение бюджетных ассигнований на проведение работ по государственному геологическому изучению недр. Особенно тяжелым оказался период с 1997 по 1999 годы, когда объем фактического финансирования казахстанской геологии едва достигал 45% от первоначально запланированных бюджетом средств (по итогам 1998 г.). В результате в течение последнего десятилетия отмечается постоянная тенденция снижения объемов региональных геологосъемочных работ.
Тем не менее, нормализация финансирования отрасли в 2000 году позволила завершить ряд крупных работ. Так, за счет средств республиканского бюджета завершаются геологосъемочные работы масштаба 1:200000 на ранее неизученных территориях Сарышаганского и Семипалатинского полигонов, а также важнейших горнорудных районов. Эти работы проводятся с целью подготовки геологических карт и выявления новых перспективных площадей. Ведутся гидрогеологические и геоэкологические исследования в пределах зон экологического бедствия Прикаспия и Приаралья, по результатам которых обнаружен ряд площадей и геологических структур, перспективных на выявление месторождений золота, полиметаллов, меди, редкоземельных элементов и других полезных ископаемых.
С 1992 по 1996 год целевое финансирование всех видов геологического изучения недр осуществлялось из республиканского фонда охраны недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы. Формирование фонда производилось за счет ставок возмещения затрат на геологоразведочные работы (ГРР) и платы за выдачу лицензий на производство геологоразведочных работ. С 1994 года, когда объем геологических исследований за счет бюджетных средств составил всего 7,9 %, в рамках реализации Концепции стимулирования инвестиций в минерально-сырьевой комплекс, начался переход от бюджетного финансирования геологических исследований к бюджетно-инвестиционной форме финансирования. С января 1997 года, в соответствии с решением правительства, Фонд охраны недр и воспроизводства МСБ был ликвидирован, а поисково-разведочные работы стали проводится только за счет инвестиций.
Наибольший объем инвестиций на проведение геологоразведочных работ по твердым полезным ископаемым был отмечен в 1996 г. и составил $62,5 млн. Однако уже к концу 1999 г. он уменьшился до $8,9 млн., при этом количество выданных лицензий на разведку и комплексное изучение твердых полезных ископаемых сократилось в 8 раз (диагр. 1).
Аналогичная тенденция зависимости состояния лицензирования и объема инвестиций на ГРР прослеживалась и по углеводородному сырью. Хотя деятельность только двух таких крупных недропользователей, как «Тенгизшевройл» и «OKIOC», во многом смягчило ситуацию в 1998 г. В 1999 г. (по ряду различных причин конъюнктурного, природоохранного и законодательного порядка) объем инвестиций этих компаний несколько сократился. Тем не менее к концу 2000 г. он вырос до $285,1 млн. (диагр. 2).
В последние годы, в условиях ежегодно нарастающих темпов роста добычи на ранее разрабатываемых крупных месторождениях и снижения уровня бюджетного финансирования геологоразведочных работ, практически отсутствует прирост балансовых запасов минеральных ресурсов. По значительному числу приоритетных видов полезных ископаемых объемы погашаемых запасов значительно превышают их приросты от разведки. Обеспеченность подготовленных к отработке запасов ведущих горнорудных предприятий, в первую очередь цветной металлургии, достигла критического предела. При нынешнем уровне добычи, без соответствующего восполнения и действенного контроля за отработкой, запасы многих разрабатываемых месторождений будут истощены уже в ближайшей перспективе. Учитывая то, что большую часть в промышленном производстве Казахстана занимает продукция минерально-сырьевого комплекса, сложившаяся ситуация не может не оказать негативного воздействия на социально-экономическое развитие страны. Другой опасной тенденцией, наблюдаемой в последние годы, является выборочная отработка богатых руд отдельными горнодобывающими компаниями, что делает практически нерентабельной дальнейшую эксплуатацию месторождения. Наиболее вероятными последствиями такой практики станут брошенные месторождения с бедными нерентабельными рудами и уход инвесторов на новые, более богатые объекты. Для решения этих и других проблем, связанных с контролем за комплексным и рациональным использованием недр, в начале 90-х годов была создана специальная инспекция, работу которой координирует Комитет геологии и охраны недр.
Необходимо отметить, что ранее объем средств, выделяемых на ГРР из государственного бюджета, зависел от суммы ставок возмещения, которые выплачивались предприятиями исходя из фактических объемов добычи минерального сырья. С введением лицензионно-контрактной системы недропользователи платят в бюджет налог с добычи в виде роялти. Однако при этом, если в 1996 г. на ГРР было выделено 60 % от суммы роялти, уплаченного в бюджет, то к настоящему времени этот показатель составляет лишь 5% (диагр. 3).
Следствием резкого сокращения бюджетного финансирования и, соответственно, объемов выполненных геологоразведочных работ явилось ухудшение состояния минерально-сырьевой базы Казахстана (диагр. 4). При этом следует помнить, что почти все месторождения, на которые сегодня выданы лицензии, в свое время были открыты за счет бюджетных средств.
Во всем мире существует общепринятая схема финансирования геологоразведочных работ, основанная на отчислении части прибыли от добычи полезных ископаемых – ставках возмещения. Применяя этот принцип в современных условиях, геологоразведку целесообразно финансировать за счет части роялти, закрепив это положение законодательно. Доходная часть республиканского бюджета в 2000 г. за счет бонусов (741,7 млн. тенге) и роялти (13467,7 млн.тенге) пополнена на сумму 14209,4 млн. тенге. На финансирование государственного геологического изучения в 2000 г. выделено 668,6 млн. тенге, что составляет всего около 5%. Для успешного развития МСБ Казахстана, необходимо ежегодное выделение финансовых средств на геологическое изучение недр в размерах не менее 50% суммы поступлений в бюджет бонусов и роялти.
В Российской Федерации государство контролирует около 80 % финансирования геологоразведочных работ. Так, в 2000 г. государственным бюджетом России за счет ставок возмещения затрат было получено 64,475 млрд. рублей (320 млрд. тенге), а выделено на проведение ГРР 54,836 мрд. рублей (около 270 млрд. тенге). Несмотря на общее падение в РФ уровня производства ГРР, в большинстве своем геологические организации все же сохранились. И хотя численность их работников уменьшилась в 1,6 раза, тем не менее значительно возросла наукоемкость геологических исследований. По сравнению с 1991 годом объемы региональных геологических исследований выросли в 2,8 раза. Так, по результатам 1999 г., средства на геологоразведочные работы в РФ были распределены по приоритетам в следующих объемах: на нефть и газ – 69,7%; благородные металлы и алмазы – 6,9%; уран, черные, цветные и редкие металлы – 3%; региональные, научно-исследовательские и опытно-конструкторские – 13,1%.
В странах дальнего зарубежья несколько иная система государственного управления геологическим изучением недр. Тем не менее изначальным источником бюджетных ассигнований является государство.
К примеру, в США система управления геологическим изучением недр основана на взаимодействии специализированных ведомств, главным из которых считается Служба управления минеральными ресурсами (СУМР), подчиненная Министерству внутренних дел (МВД США). Координацию действий всех ведомств осуществляет Межведомственный комитет по земле в составе Федерального координационного совета по наукам, инженерии и технологии. Объединение усилий ведомств по различным программам стимулируется составлением общих обоснований для запроса финансирования у Конгресса США. Все работы по поискам, оценке, разведке и эксплуатации месторождений выполняются национальными и международными компаниями.
В Японии государственным органом в области геологического изучения страны является Министерство по международной торговле и промышленности (ММТП), которое координирует работу Японской национальной нефтяной корпорации (ЯННК) и Японского государственного агентства по горной промышленности (ЯГАГП). Финансирование осуществляет правительство Японии, а исполнителями являются частные компании.
В Чили законодательно уполномоченным руководящим органом в горнорудной отрасли является Министерство горнорудной промышленности, которое координирует свою деятельность с Министерством по охране окружающей среды и Юридической системой (предоставление титульных прав). Выполняют работы Сернагеомин (геологоразведка), Горнорудный и металлургический научно-исследовательский центр и Государственные предприятия.
В Австралии головной орган представлен Министерством горнорудной промышленности и энергетики, координирующий по сквозной схеме работу подведомственных структур, а именно: горная инспекция (разрешение споров) и исполнительское подразделение, отдел по разработке ресурсов (геологическая инфраструктура провинции), станция безопасных горных испытаний и ОТБ, отдел по энергетике и региональные подразделения.
В Индонезии финансирование осуществляется государственной властью через Министерство финансов, при этом 80% приходится на Министерство государственных дел и 20% на Министерство горной добычи и энергетики. Работы выполняют горнодобывающие компании.
В Китае компетентным органом является Министерство геологии и минеральных ресурсов, включающее региональные подразделения и муниципалитеты в автономных регионах. Финансирование осуществляется китайским правительством.
Таким образом, вышеперечисленные примеры показывают, что отдельные подразделения, входящие в состав министерств, могут носить в разных странах разные названия, а их функции могут отличаться в каких-то деталях, в зависимости от свойственных данной стране аспектов. Однако все они имеют следующие общие характеристики:
• полномочия компетентного органа установлены законом;
• ответственность за всю деятельность геологической службы возложена на конкретное ведомство;
• финансирование геологической службы осуществляется из государственного бюджета (на национальном или местном уровне);
• открытость, честность и прозрачность как для отечественных, так и для иностранных инвесторов;
• отсутствие конкуренции с частным сектором;
• развитие геологической инфраструктуры;
• размер средств, направляемых на геологическое изучение недр, в среднем составляет 60-150 млрд. долларов США;
• преобразования геологических служб основаны на удачном международном опыте, и при переходе к рыночной экономике направлены на привлечение инвестиций в минерально-сырьевой комплекс.
Безусловно, казахстанская геологическая служба, опираясь на собственный опыт и воспринимая все новое и передовое, должна строить свою деятельность исходя из реалий сегодняшнего дня. Однако, нельзя забывать, что от того, какой в ближайшее время будет система государственного управления геологическим изучением недр Казахстана, зависит не только современное состояние минерально-сырьевой базы, но и уровень развития экономики страны в XXI веке.
Булат Ужкенов, Председатель Комитета геологии и охраны недр Министерства энергетики и минеральных ресурсов Республики Казахстан, доктор геолого-минералогических наук
Подпишитесь на Qazgeology в Facebook и будьте в курсе геологии Казахстана и мировой промышленности без